Дятел пойменных лесов. .

Проблемы отцовства

Этот дятел на первый взгляд похож на широко распространённого в средней полосе большого пёстрого, но хорошо отличим не только внешним видом, но и образом жизни. Он более крупный (до 30 см в длину), не такой стройный, а напротив, более головастый, длинношеий и длинноклювый. На голове взрослые самцы «носят» как раз, шапочку, а не сдвинутый на затылок красный квадрат, каковой имеется у самцов пёстрых. Только краснота эта менее насыщена, далеко не такая алая, а скорее, малиново-красная, а подхвостье вообще розовое. По брюшку и его бокам изящно струятся узкие продольные пестрины, чего нет у взрослых пёстрых дятлов. Отсутствуют и белые, вертикально вытянутые пятна на плечах. Наконец, благодаря белой (а не чёрной) окраске низа спины наш дятел получил своё видовое название – белоспинный. О нём и пойдёт речь.

Обычные биотопы белоспинного дятла редко пересекаются с местами обитания большого пёстрого. Если последний – типичный обитатель хвойных и смешанных, преимущественно сухих лесных массивов, то белоспинный освоил другую природную нишу. Как видно из заголовка, этот вид – наиболее обычный обитатель приречных или заболоченных лиственных лесов; хвойных лесов он избегает. Обычные его места обитания – пойменные ивняки, заболоченные леса, представленные чёрной ольхой или берёзой, низкоствольные, более сухие, но всё же увлажнённые смешанные леса, с доминированием лесной ивы и серой ольхи, старые торфяники и тому подобные места с богатым сочетанием угнетённого и повреждённого насекомыми-ксилофагами лиственного древостоя. Нередок этот вид и в любых населённых пунктах, от заброшенных деревень до больших городов, где его может привлечь как посеревший от старости огородный забор или деревянный столб, так и газон со старыми тополями на оживлённой улице. На тех же озеленённых деревьями газонах, равно как и в городских парках, этот вид может успешно гнездиться, ничуть не страшась близкого присутствия людей. Из всех дятлов это наиболее доверчивый к человеку вид. Наиболее частые встречи с этим дятлом происходят в осеннее-зимний период, что говорит о кочёвках птиц северных популяций в южном направлении.

Белоспинный дятел В ходе более чем двадцати лет редких наблюдений за этим видом и встреч с ним, я выявил три наиболее любимые породы лиственных деревьев, играющих главнейшую роль в образе жизни и поведении белоспинного дятла, начиная с поиска корма и заканчивая гнездованием. Это два вида ольхи (серая и чёрная), тополь и особенно козья ива, или бредина. Последняя, как, впрочем, и ольха, служат важнейшим источником пропитания дятлу во время всего снежного периода, благодаря изобилию личинок насекомых-ксилофагов, поражающих их древесину. Предпочтение отдаётся угнетённым или отмершим, трухлявым деревьям и пням. В отличие от большого пёстрого дятла, которого всю зиму кормят семена ели и сосны, белоспинный «работает» на стволах больных и мёртвых деревьев, ошкуривая их или продалбливая древесину, в поисках насекомых и их личинок. Обычно он предпочитает нижний и средний ярус леса, но случалось видеть его работающим и высоко в кронах. Простукивая клювом поражённый участок, дятел вскоре вскрывает его в нужном месте, после чего извлекает из ходов личинки насекомых. Для этого природа создала дятлу уникальный язык, способный далеко вытягиваться и проникать в самые узкие ходы насекомых.

До сих пор ходят споры о том, как возникло это новшество. В советской научной литературе (и до сих пор) было общепринято, что язык дятлов растёт из правой ноздри, после чего огибая петлёй весь череп сверху, он выходит во внутреннюю полость подклювья. Сейчас многие (и я в том числе) склоняются к тому, что путь развития языка дятла именно эволюционный. Как и у всех птиц, он крепится на нижнечелюстной кости. Только, если у других пернатых пара мускульных отростков незначительна по величине, то у некоторых взрослых дятлов, а особенно таких муравьедов, как седой и зелёный, язык которых должен вытягиваться как можно длиннее, эти, так называемые «рожки» гиоида оплетают череп сзади и доходят не только до темени, но и глазниц. А у указанных двух видов даже до ноздрей. Для того чтобы столь длинный язык разместился в голове птицы, мускулам, выталкивающим его пришлось увеличиться в длине и тем самым охватить череп дятла практически по всей его окружности. Но, так или иначе, язык дятлов является уникальнейшим приспособлением. К тому же он, словно гарпун, зазубрен на конце, что способствует прокалыванию крупных личинок, а в случае с мелкими насекомыми смачивается и липкой слюной.

Декабрь в ольховом лесу Как-то, в начале марта я обнаружил интересные следы кормёжки белоспинного дятла на берёзовом пне, высотой 5 метров, но продолжающего жить многочисленными побегами, растущими с середины и до самого верха. Весь ствол был буквально изрешечён многими сотнями (!) узких вертикальных щёлочек – следами неутомимых простукиваний коры клювом дятла, зондирующего насекомых. На каждый квадратный сантиметр приходилось 2 – 4 простукивания. Причина столь кропотливой деятельности дятла была также налицо. Весь ствол словно дрелью был просверлен ровными цепочками маленьких отверстий, тянущимися вертикально по всей длине пня. Следы, скорее всего, принадлежали берёзовому заболоннику, личинки которого и привлекли дятла. В некоторых местах береста была вскрыта до каштанового, подкорового слоя – птица добиралась до вредителей.

Ещё в молодости мне неоднократно доводилось наблюдать зимнюю кормёжку этого вида на стволах молодых топольков. Дятел, предварительно простучав, умело вскрывал зимовочные гнёзда личинок короедов и усачей, оставляя после себя маленькие, аккуратные отверстия и тем самым, спасая деревья. Интересны пищевые взаимоотношения этого дятла с желной на территории заболоченных илистых лесов, представленных чёрной ольхой. Изобилующая личинками ольховых рогохвостов и паразитирующих на них наездников, усыхающая и отмершая древесина этого дерева скрывает в себе главнейший источник пропитания для обоих видов в течение всего снежного периода. Желна, как более крупный и сильный дятел, продалбливает в деревьях и высоких пнях внушительные по размерам продольные ниши. Иногда она разбивает мёртвые стволы полностью, а нередко выбивает в них целые желоба, пробитые до сердцевины и тянущиеся от комля дерева до самой кроны. Белоспинный дятел, населяющий те же биотопы, пользуется столь полезными услугами чёрного дятла, и часто трудится уже на «готовой», обнажённой древесине, извлекая корм, пропущенный желной. В зимнее время это очень важно для более слабого белоспинного дятла, не способного продолбить ствол на такую глубину.

В отличие от большого пёстрого дятла, за всю свою практику я ни разу не отмечал кормёжку белоспинного дятла семенами ели и сосны. Судя по всему, белоспинный не устраивает «кузниц».Хотя единичные попытки добычи семян из сосновых шишек этим видом приводятся в литературе.

Белоспинный дятел С наступлением весны у белоспинных дятлов начинается брачное оживление. В марте можно видеть этих дятлов, парочками перелетающих с дерева на дерево, где-нибудь на разреженной опушке леса или вдоль русла речной речки. Такие погони друг за другом сопровождаются характерными скрипучими криками. При этом каждая из птиц, садящаяся на ствол дерева, демонстративно поднимает голову, а её клюв смотрит вверх. Самка легко отличается от самца чёрным верхом головы. Как и другие наши дятлы, самцы белоспинного, а на первых порах даже и самки, активно «барабанят» по резонирующим участкам деревьев. Дробь самца, имеющая разную интенсивность, является как привлечением самки, так и заявлением на свой участок. Однажды я наблюдал самца, «барабанящего» на вершине телефонного столба, стоящего на обочине бывшей железной дороги. Наблюдение это было сделано 17 мая, а это достаточно поздние сроки звуковой активности дятлов.

Белоспинные дятлы, судя по всему, моногамы, что особенно проявляется в заботе самца о птенцах. На это также указывают случаи встреч самца и самки вместе поздней осенью. Гнездовые дупла белоспинные дятлы обычно устраивают в лиственных породах: осине, тополе, берёзе, ольхе, ивах, ежегодно выдалбливая новые. Мне посчастливилось найти три жилых гнезда белоспинного дятла. Два были устроены в ивах (ветле и бредине), одно - в чёрной ольхе. Но самое интересное в этих всех случаях то, что гнездовые участки дятлов располагались на урбанизированных территориях и очень оживлённых с точки зрения человеческой деятельности. Всё это говорит о терпимости этого вида дятла по отношению к человеку. Одно гнездовое дерево произрастало на краю городского кладбища, всего в 7 метрах от оживлённой дороги (на следующий год в нём поселились скворцы). Второе стояло почти на огородном участке, посещаемом людьми ежедневно и располагавшимся у края молодого, заболоченного леса. В данном случае, это отдельно стоящее дерево с кипящей вокруг дупла жизнью являлось для хозяев этого огорода как бы эквивалентом скворечника. Наконец, третье гнездо было устроено в ольхе, с видом на оживлённое шоссе, хотя и отдалённо от населённого пункта. Даже летки каждого из дупел смотрели на самые людные участки. Устройство дупел, казалось, определялось именно этой ориентировкой.

Белоспинный дятел К размножению белоспинные дятлы приступают в конце апреля – начале мая. «Подстилка» гнезда, как и у всех дятлов, одинаковая – строительная труха, на которую откладываются 3-5 глянцевых, белых яиц. Срок их инкубации длится 11-13 суток. Первые дни после вылупления птенчики нуждаются в обогреве. Причём их обогревает не только мать, но и отец. Более того, наблюдения за одним гнездовым дуплом, проведённые ярославскими орнитологами, показали, что ночью птенцов обогревал только самец. Вначале оба родителя таскают птенцам наиболее мелких беспозвоночных и в меньших пропорциях. По мере взросления птенцов, добыча приносится всё более «взрослая». Во время выкармливания птенцов дятлы не утруждают себя излишним долблением деревьев и становятся собирателями, тем более, когда кругом столько еды! Наряду с жирными личинками жуков-усачей и «резиновыми» гусеницами пахучего древоточца, с их прочнейшей наружной кутикулой, родители неустанно скармливают птенцам комаров-долгоножек и их личинки, разноусых бабочек, преимущественно совок и пядениц, различных гусениц, майских жуков, скорпионниц, пауков, куколок различных насекомых и прочих беспозвоночных, доминирующих на гнездовых участках дятлов. Надо отметить, что птенцы, когда их родители отлучаются за кормом, не «верещат» так дико, как у большого пёстрого дятла, а ведут себя более сдержанно. А во время собственных наблюдений я вообще не отмечал этого «верещания» у белоспинного дятла. Во время насиживания яиц и выкармливая птенцов, дятлы, а особенно самцы, крайне недружелюбно реагируют на птиц-дуплогнёздников, таких как мухоловки-пеструшки и малые дятлы, если те появляются вблизи гнезда. Ведь это – потенциальные гнездовые конкуренты. По мере того, когда птенцы уже готовы покинуть гнездо, пыл дятлов-самцов угасает. Самец белоспинного дятла, как самый примерный семьянин, ещё в большей степени, чем мать, заботится о своём потомстве, неустанно таская корм. Случается так, что он в одиночку продолжает докармливать свой выводок, прежде чем тот покинет гнездо. Взрослея, выводки распадаются, и сами дятлы в конце лета как-то становятся незаметными. На глаза они начинают попадаться особенно часто поздней осенью и в предзимье.

Белоспинный дятел по праву считается положительной и «полезной» птицей. В живых деревьях этот «лесной доктор» ликвидирует очаги их заражения насекомыми-вредителями, если есть таковые. По сравнению с большим пёстрым дятлом, с его разбойничьими манерами, белоспинный не замечен в уничтожении кладок и птенцов мелких птиц. Не потребляет он и семян ели и сосны, всю свою жизнь кормясь тем, что даёт ему древесина усыхающих и отмерших деревьев. Его просторные дупла используют в последующие годы различные птицы-дуплогнёздники. Наконец, это один из красивейших и доверчивых наших дятлов, не отвергающий близости человека. В одних областях белоспинный дятел внесён в последние категории региональных Красных Книг, в основном, как редкий вид. Но в других он считается ещё обычным видом, и его будущее не вызывает опасений.

Все ссылки на тему "Очерки о животных "