Патриарх вороньего племени. .

Самка перепелятника

Когда-то он был белым, как снег. Но посланный во время Великого потопа найти сушу и не вернувшийся, был проклят. В наказание стал чёрным, и на всю жизнь был обречён питаться падалью. Он хитёр и коварен, и являлся олицетворением нечистой силы и самого дьявола. Он предвещал скорую смерть. Он выклёвывал глаза у павших воинов на поле брани… Тетерев крови, коршун трупов!.. Но он и мудр! Он – патриарх, и живёт триста лет! От него произошли люди. Он пробил клювом небесную твердь, дав свет; раскрасил всех зверей и птиц разными цветами, а сам сделался чёрным. Он добыл пресную воду и огонь для коренных народов Крайнего Севера. Он был птицей самого Аполлона… Патриарх вороньего племени, птица народных поверий, вещатель, мудрый шаман. Кутх, куйкынняку, Куркыль – у чукчей, коряков и индейцев Севера. Хугин и Мунин – у скандинавов. По-научному: Корвус Коракс! Или просто, ворон. Его почитали малые народы нашего Севера, индейцы Северной Америки и древние скандинавы, но у нас, славян, ворон был нечист! Наверное, нет больше в народном фольклоре такого существа (кроме разве что змеи), образ которого был бы символом двух столь явных противоположностей: добра и зла! Добродетели и воплощения Сатаны. Впрочем, кое-какие приметы дошли и до наших дней: «Убьёшь ворона – навлечёшь на себя страшную беду», в лучшем случае – выбросишь ружьё. И как бы скептически я ни относился к такому рода суевериям, всё же одна неприятность имела место в моей охотничьей практике. Это случилось весной, на тетеревиной охоте из шалаша. На отстрелянного ранним утром косача слетел ворон и принялся, если и не выклёвывать глаза, то портить мой трофей весьма не картинно. А поскольку вылезать из шалаша не рекомендуется, я пару раз выстрелил вверх. Впрочем, птицу это не испугало; тогда зарядив ствол самой мелкой дробью, я стрельнул по ворону, где-то в области хвоста, стараясь лишь краешком зацепить его перья. Но я не рассчитал, и часть заряда попала в птицу. Ворона отбросило от добычи! Но, всё же, поднявшись на крыло, он улетел. Что с ним произошло дальше я не знаю… А спустя час, неаккуратно вылезая из шалаша, я ломаю своё «ТОЗ-34» пополам, в области шейки ложи… Так или иначе, но в тот сезон всякая охота для меня была закончена!

Но мне хотелось бы скорее перейти от мифов к реальности. И в двух словах постараться обрисовать ворона, как он есть, и какого мы видим его на безграничных просторах нашей средней полосы.

Самка перепелятникаЧто касается трёхсот лет, данных ворону на проживание, - это, конечно, преувеличение. Но его век как птицы и без того не так мал, – двадцать - тридцать лет. Ворон считается умнейшей птицей, разделяющий уровень своего интеллекта только с серой вороной. Но ворона и живёт бок о бок с человеком, быстрее приспосабливаясь к разным новшествам, а ворон, пока, - птица лесная. Он нелюдим и старается вести обособленный образ жизни. Хотя, в последнее время, и появляется в городах всё чаще, и мало того, селится в них. Недавно я обнаружил семью воронов, поселившуюся в пустующей башне высокой колокольни – старинном памятнике одного села. Как оказалось, такие гнездования в населённых пунктах, включающие главное требование – исключительную высотность, – не редкость. В своём естественном ареале вороны предпочитают высокоствольные смешанные лесные массивы, с обязательным условием – наличием открытых пространств, необходимых им для поиска пропитания. Даже располагаясь на ночлег, вороны выбирают деревья под стать себе: старые, величественные и одиноко стоящие. Одно семейство в конце лета любило ночевать на немногочисленных и основательных ветвях огромной, мёртвой липы, настоящим великаном стоящей на вершине крутого холма, где когда-то была деревня. Утро нового дня вороны, обычно пары, которые сохраняются у них, наверное, всю жизнь, начинают с утренними сумерками, или даже позднее. Ощущение такое, чтоптицы эти не прочь подремать и ещё. После утреннего туалета, пара отправляется в облёт своих владений. Поддерживая голосовую связь, вороны патрулируют каждый уголок; ни один подозрительный предмет, за редким исключением, не ускользнёт от их всевидящего ока.

Самка перепелятника Из всех наших птиц ворон – самая рано гнездящаяся птица (клёст-еловик, разумеется, здесь в счёт не идёт). Гнездованию предшествуют обязательные показательные выступления – брачные полёты пары птиц, поражающие своей синхронностью, красивыми воздушными фигурами, а также заигрыванием партнёров друг с другом. Ранней весной такое зрелище не редкость и его можно наблюдать уже в конце зимы, а в оттепели, и в январе. Подобные игры наблюдаются у воронов и осенью, но тем они и ограничиваются. В конце февраля вороны приступают к строительству гнезда, либо ремонту старого. Вороны могут занимать одни и те же гнёзда, из года в год, подновляя их и увеличивая в размерах. Сроки гнездостроения у этих птиц так опережают наступление весны, что нередко новый стройматериал кладётся поверх снежных шапок, укрывающих их старые гнёзда. Эти новые ветки осядут после снеготаяния. Однажды я увидел ворона, летящего из города, который тащил в клюве такой огромный клок строительной ваты, что головы не было видно, вообще; казалось, и сам ворон ничего не видел перед собой. Это было 21 февраля, а, значит, гнездо было уже готово, и на данном этапе шла выстилка лотка. В марте вороны уже садятся на яйца. Самец не покидает избранницу, всё это время он кормит её. Главной особенностью гнездования всех воронов является их гнездостроение на предельно высотном субстрате, естественном или искусственном, неважно. Все гнездовые деревья – высокоствольные, практически без сучков до самой кроны, где размещается и само гнездо. А потому недосягаемы они и почти недоступны для исследования. Совсем недавно я был обнадёжен, когда нашёл насиживающую птицу на старой ветвистой ели, стоящей отдельно от лесной опушки. Но осмотрев дерево, я скоро понял, что и оно непокоримо. Проблема была в том, что гнездо находилось критически высоко для осмотра. Птицы устроили его почти на самой макушке (более 20-ти метров), где толщина её была всего в- пол моей руки. А потому одна мысль добраться до гнезда, даже по лестничным ветвям этого колосса, мурашками пробегала по спине. В нашей местности ворон – единственный любитель гнездиться на высотных металлических опорах высоковольтных ЛЭП, куда уж точно не полезешь. Более того, много времени своей жизни такие вороны во все времена года проводят на этих стальных колоссах, местами значительно возвышающихся над лесом. Но рекордсменом по высотности гнездования была пара, поселившаяся на смотровой площадке геодезической (триангуляционной) вышки, отживающей последние дни на вершине полевого холма.

Забавный случай мне довелось наблюдать как-то в самых первых числах апреля. В надвигающихся вечерних сумерках пасмурного дня я случайно забрёл на гнездовой участок пары, и видимо что-то пошло не так. Один из воронов (скорее всего самка) стал проявлять по отношению ко мне крайнее беспокойство. Сидя невдалеке, на сосновой ветке, птица нервно обрывала шишки, висящие рядом, и бросала их вниз. Потом в дело пошли и хвоистые кончики веточек. А ещё позднее, ворон перелетел на другую ветвь и принялся долбить её клювом, как дятел. Мне невольно вспомнились детские годы. Точно также нервничали сороки, видя, как я, мальчишка, забирался в их гнездо. Поведение птиц объяснялись просто. Вороны действительно проявляют крайнее беспокойство вблизи гнёзд. Удары по сучку, обрывание веточек – это способ вымещения накопленной негативной энергии на посторонние предметы. Ворон рад бы долбануть мне по голове своим клювищем, да побаивается. Вот и вымещает всю свою злобу на шишках и сучках.

Самка перепелятника Биология и процветание ворона, как вида, напрямую связано с одним из главных его качеств – всеядностью. В зависимости от сезонов года и условий обитания, он и падальщик и собиратель-вегетарианец, насекомоед и хищник. А значит, с наибольшей выгодой для себя использует любой доступный кормовой ресурс. В гнездовой сезон ворон может уничтожить кладку, даже у такой шумной птицы, как сорока. Весной и летом, с появлением беспозвоночных он полностью переключается на этот корм. Расхаживая по полям и сенокосам, ворон в большом количестве ловит кузнечиков и кобылок. Не пройдёт мимо пыльного муравейника мелких, земляных муравьёв, разрушит его и выберет массу крупных куколок; тут же, в поисках насекомых, перевернёт и осмотрит коровьи лепёшки. Даже на найденном трупе ворон будет вылавливать жуков-мертвоедов и их личинок. В конце лета и осенью, в связи с урожаем разных плодов, он с не меньшим удовольствием переключится на растительные корма. И тогда его крупные погадки будут целиком состоять или из остатков полупереваренных ягод рябины, или овсяной шелухи. С приходом зимы дело обстоит труднее. Вороны будут рады любому куску, какой только пошлёт бог. Патрулируя свою территорию с воздуха, ворон всегда обращает внимание на лисьи тропы, присаживаясь на место их прикопок. Иногда тут можно ещё что-то доглодать у колючих остатков ежа, или найти обрывки бумаги, пропитанной жиром, картофельные очистки и прочие пищевые отбросы человека, выкопанные лисицей. Те же лисы могут дать воронам и более полноценную пищу. Однажды, в феврале, я наткнулся на лесное поле, сплошь продырявленное лисьими прикопками. Как, оказалось, здесь зимовало несметное количество серых полёвок. Лисы проламывались в их гнёзда сквозь очень толстый слой снега, оставив в итоге, всего за несколько дней, не менее двухсот глубоких ямок! Ночами полёвки истреблялись нещадно. Не было им спасения и днём. Лишённые своих убежищ, обескровленные и потерявшие всех близких, последние оставшиеся в живых зверьки, словно чумные, вылезали наружу и обречённо брели по снегу, оставляя на его поверхности длинные и прямые цепочки следов. Будто обезумевшие шли они в никуда, становясь лёгкой добычей воронов, которые хватали их прямо с лёта. Благодаря усилиям лисиц, вороны праздновали на такой еде несколько дней. Вот так, даже в конце последних,Запас воронасамых голодных дней зимы удача может преподнести воронам настоящий подарок судьбы. Но может быть и ещё лучше. Лось, заваленный бригадой браконьеров, это уже серьёзнее. Правда, его потроха будут растащены более сильными четвероногими хищниками леса, но всевидящим воронам, от которых трудно что-то утаить в их владениях, они достанутся первыми. Эти птицы будут склёвывать даже снег, пропитанный кровью. Устраивают вороны и кладовые, чему я дважды был свидетель. Прямо на моих глазах, в разное время, птицы опустились на заснеженное поле и не раздумывая принялись прятать свои трофеи, зарывая их в верхних слоях снега. Ими оказались мороженный кусок белого хлеба и только бог знает где найденная голова кролика со снятой шкурой, возможно на свалке. И, как это ни печально, именно свалки и прочие выбросы мусора и есть главные кормильцы этих крупных и всеядных птиц в зимнее время.

Таков примерно ворон в реальности. Из вышесказанного становится ясно, что у наших предков в начале истории не было причин видеть в нём посланника нечистой силы. Ведь для него, как падальщика, совершенно не важно, какой труп он будет расклёвывать, павшего лося или человека. Ворон – это всего лишь сообразительная, осторожная и даже пугливая птица, живущая по своим законам. Крупнейший представитель целого отряда воробьинообразных в нашей стране и, несомненно, патриарх всего вороньего племени.

Все ссылки на тему "Очерки о животных "