Скворцы прилетели! .

Скворцы прилетели!

Скворец – птица любимая всеми. А ещё и символическая. Наряду с грачами и жаворонками, прилёт скворцов олицетворяет наступление весны. Его появление возле скворечников и, тем более, первое весеннее пение, неповторимое и буквально захлёбывающееся, словно от радости благополучного возвращения в родные края, невольно наполнят сердце, как сельского, так и городского жителя особым трепетом, теплом и добротой. На свои места обитания в средней полосе России скворцы прилетают вслед за грачами. Если посмотреть мои дневниковые записи, накопленные за несколько лет, то можно видеть, что прилёт скворцов, в среднем, приходится на период с 19 по 25 марта. Если весна ранняя, то их появление может наблюдаться и после 10 марта; при запоздалой весне прилёт затягивается до начала апреля. Но и мартовские скворцы – это первые одиночки, основная волна этих птиц прибывает в самом конце этого месяца – первых числах апреля.

С давних времён скворец – неизменный спутник человека, легко приспособившийся жить, бок о бок с ним и не только в деревнях и сёлах, но и крупных городах, где он охотно заселил деревянные застройки, пригороды и индивидуальные земельные участки. Когда-то давно скворцы настолько поразили людей своей доверчивостью, что те «приручили» их, сделав птиц своими близкими соседями. Люди стали мастерить для них искусственные дуплянки – скворечники, и соседство оказалось настолько близким, что любые населённые пункты превратились в обязательные и привычные места обитания этих птиц. Более того, скворец стал настолько неотъемлемой частью урбанизированного, а точнее, аграрного ландшафта, что трудно представить его вне обжитых людьми мест. А курьёзнее то, что есть люди, продолжающие задавать вопрос, где бы жили скворцы, не будь у них скворечников. Всё это лишний раз говорит о тесном, исторически сложившимся сосуществовании этого вида с человеком.

После купанияПо природе своей, скворцы – типичные дуплогнездники, иначе, зачем бы им люди начали мастерить закрытые деревянные домики, именуемые скворечниками. Дупла в стволах деревьев, пустоты в старых деревянных домах – вот основные места гнездования этих птиц. Главное требование для всех гнездящихся скворцов, антропогенных и «диких» - наличие открытых мест (полей, выгонов, лугов), необходимых для собственной кормёжки и кормления птенцов. Сотников В. Н., орнитолог Кировской области описывает случай гнездования скворцов в старом десятилитровом железном бидоне, висящем на ветке дерева в заброшенном огороде. Формой он напоминал бутыль, с узкой горловиной вверху, сквозь которую умудрялись пропихиваться взрослые птицы.

В начале двухтысячных годов, в апреле, будучи на весенней охоте на затопленных торфяниках, я оказался в разреженной и чрезвычайно топкой ольховой роще. Она была представлена невероятно высокими и зачастую, очень старыми и огромными деревьями чёрной ольхи. Из илистой и вязкой чёрной жижи их чешуйчатые, столь же чёрные стволы поднимались на высоких разветвлённых корнях, похожих на контрфорсы деревьев дождевых тропических лесов. А на вершинах этих деревьев во всю, распевали песни несколько скворцов. Сомнений быть не могло, здесь, в этой заболоченной высокоствольной роще, изолированно от людей обособленно гнездилась небольшая группа скворцов. Наличие старых, дуплистых ольх – тому подтверждение. В начале мая 2010 года, на окраине городского кладбища я обнаружил пару скворцов, поселившуюся в роще старых тополей, но занявших небольшую ветлу. Гнездовьем им было прошлогоднее дупло белоспинного дятла, расположенное на высоте не более пяти метров. Но ещё более часто скворцы гнездятся в естественных дуплах. Помнится, в детстве, во время летних каникул, которые я проводил в своей отдалённой и почти заброшенной деревушке, мне попалась огромная старая липа, в большом дупле которой, не высоте вытянутой руки загнездились скворцы. Мне не терпелось узнать, что там, и я засунул туда руку… Надо сказать, что это было ещё то время моего детства, когда любопытство побеждало страх… В ту же секунду, что-то мягкое ударилось мне в пальцы. Испугавшись, я отдёрнул руку. Из дупла мгновенно вылетел перепуганный скворец и, негромко вереща, быстро удалился. Я понимал, что спугнул насиживавшую птицу и полез в дупло повторно. Там, в глубине дерева, на нагретой подстилке из чего-то мягкого, я нащупал несколько тёплых яичек, а когда достал одно, поразился красивому цвету его скорлупы. Яйцо было небесно-голубым. С тех пор я уже не по книжкам знал, в какой цвет окрашены скворчиные яйца.

Певец-пересмешникПервыми с мест зимовок прилетают самцы и скоро начинают петь на своих гнездовых участках. Много где пишут, что скворца нельзя назвать хорошим певцом. Абсолютно с этим не согласен. Песня его неповторима! Да ещё в эти первые дни весны, когда ещё не слышно песен других птиц, а всё кругом начинает жить и пробуждаться. Сам певец, при этом поёт так усердно и самозабвенно, что буквально захлёбывается собственным исполнением. Да ещё, как бы, в такт этому пению, за его спиной судорожно бьются его приспущенные крылышки. Ну как тут не сказать, что это один из лучших певцов.

В репертуар обыкновенного скворца входит целый набор щёлкающих, скрипучих, свистящих и трескучих звуков. Все эти колена звучат с такой спешностью, что налезают одно на другое. Однако, козырем скворца, как исполнителя, является его пересмешничество - подражание голосам и песням других птиц и различным посторонним звукам, таким, как звуковая сигнализация, лай собаки, скрип несмазанной двери, кукареканье петуха, человеческая речь и многое другое, что удаётся в, совершенно различных местах, подслушать и запомнить этим сообразительным пересмешникам. За несколько лет у меня «накопилось» несколько видов птиц, голосовым сигналам которых научились подражать совершенно разные скворцы из разных мест. А именно: голоса полевого воробья, галки, сороки, черныша, зелёного и пёстрого дятлов, летящих гусей и серых журавлей; лёгкий говорок речной крачки, «жеребячье блеяние» чёрного коршуна, флейтовый свист и «кошачье мяуканье» иволги, «взотья-взотья» большого веретенника, песни зяблика, деревенской ласточки, серой славки, колена из песни болотной камышевки и много звуковых вариантов других птиц, которых я определить не смог. И это далеко не предел.

Родной скворечникВесной самцы и самки имеют красивый брачный наряд. Для самцов в эту пору характерен металлический блеск перьев, отливающих лилово-фиолетовым, зелёным и синим. По телу заметен беловатый остроконечный крап. Самцы и самки схожи, но у самок крапа больше, оттого они выглядят более пёстро. У поющих самцов блеск особенно заметен, когда перья на шее раздуваются и играют фиолетовым и зелёным металликом в солнечных лучах. Я наблюдал весенние пары, у которых половой диморфизм выражался чётко: самцы были почти лишены крапа, в то время, как их подруги были сплошь им испещрены. В начале – середине апреля, а в ранние вёсны и конце марта, начинается строительство гнёзд – заполнение скворечников и дупел строительным материалом: соломой, веточками, корешками, сухой травой и перьями. Начинает самец, к нему может присоединится и его избранница, если гнездо её понравится. Обычно в середине апреля, иногда и раньше, в гнездо откладываются яйца.

Скворцы являются преимущественно животноядными птицами, что особо прослеживается весной и в начале лета. Обычными кормами в это время являются различные жуки (жужелицы, бронзовки, щелкуны и т. д.), бабочки и их гусеницы, прямокрылые, личинки различных насекомых, комары-долгоножки, пауки и много других беспозвоночных. Как только прогреется почва, главнейшим кормом для скворцов до самых последних дней своего пребывания на родной земле будут дождевые черви, которых птицы добывают в верхнем слое почвы, зондируя её клювом. Буквально наматывая на клюв по нескольку червей за раз, скворцы-родители в течение всего лета неустанно скармливают их своим птенцам. Дважды (2012 – 2013 гг), когда наблюдался массовый выплод бабочки-боярышницы, скворцы пользовались этим обилием, кормясь и выкармливая птенцов, при этом крылья у бабочек не отрывали. Любопытен следующий факт. Однажды около скворечника я фотографировал кормящего взрослого, который принёс скворчатам какого-то крупного жука. Дома, увеличив снимок, я опознал в добыче майского жука и, что интересно, полностью лишённого лап. Был только сам жук и выглядывающие пластинчатые усики. Видимо цепкие его лапки мешают прохождению жука через нежное горло птенца, а потому родители их обрывают. Возможно так делают скворцы только на ранних стадиях кормления, когда их птенчики ещё малы.

Рисуя жизненный портрет обыкновенного скворца, нельзя обойти стороной одну любопытную и неоъяснимую сторону его поведения, свидетелем которой я был трижды.

Там, где больше едыКонец марта 2008 года. Огромный заливной луг раскинулся между заброшенной деревней и старыми торфяными карьерами, заросшими лесом. В самом ближайшем будущем этот луг станет временным обиталищем для массы перелётной водоплавающей птицы, в частности разных уток и гусей. А пока он почти везде ещё скован прочным льдом. Там, где оттаяли мелкие лужи и озерца уже «зарождается» жизнь. Чибисы, прилетающие одними из первых - сейчас единственные хозяева этих вскрывшихся травяных водоёмов. Надо сказать, их было много. Разрозненными стайками они концентрировались по берегам травянистых озерец и луж, кувыркаясь в воздухе и крича. Но кричали и танцевали они не понастоящему, было рано, и их время ещё не пришло, это скорее была проба голоса. А потому чибисы подолгу сидели молча. Наблюдая в бинокль одну поднявшуюся стаю, я разглядел среди чибисов более мелких птиц. Оказалось, что это были скворцы. Что интересно, они поднимались всякий раз вместе с куликами и так же синхронно повторяли все их перелёты, меняли направления и так далее. Скворцов было не больше двух десятков, чибисов несколько больше. Но снова и снова, как только стая куликов взмывала над лугом, в ней всегда оказывались скворцы. Они не выдавали себя ни голосом, ни размерами, и издали, невооружённым глазом их было не разглядеть. Паслись на лугу они также вместе с чибисами.

Подобную картину я наблюдал несколькими годами позже, в окрестностях небольшого города. Был примерно, май. Недалеко от низинного болотца, на граничащим с ним поле я заметил троих скворцов, держащихся вместе с 4-5 чибисами. Следующее наблюдение произошло в самом начале апреля 2014 года. С заболоченного участка рядом с оживлённым шоссе поднялась стая чибисов, примерно из 15 – 20 птиц. А, главное, в начале всей расстянувшейся колонны летела стайка скворцов, числом, меньше десятка.

Но что это за отношения? И в чью пользу? Неизвестно. Думаю, более мелкие скворцы примыкают к чибисам, полагаясь, быть может, на их бдительность, но точно не ясно. Я встречал ранее совместные стаи скворцов с грачами или галками, но чтобы те «путались под ногами» у чибисов - как-то необычно. И каждый раз удивляло то, что скворцы поднимались на крыло одновременно с чибисами и в дальнейшем словно синхронизировали все их перемещения. С долей иронии можно сказать, что скворцы подражают птицам не только коммуникально, но и имитируют их поведение.

Таскают кормК насиживанию кладки скворцы приступают сразу после появления первого яйца, а значит последующая разница в возрасте и размерах птенцов будет очевидна. Первый, старший птенец начинает показываться из летка гнездовья уже в первых числах июня. Впервые он видит окружающий мир. Он носит сейчас, так называемый, птенцовый окрас – серовато-бурый; на лице просматривается тёмная маска, проходящая через глаза. В такой, бурый цвет окрашены все молодые скворцы, покинувшие гнездовье. В июне-июле, после вылета, молодые птицы объединяются в стаи, насчитывающие нередко тысячи особей. Позже, к ним присоединятся перелинявшие взрослые птицы, и полностью сформированные «эшелоны» двинутся к местам зимовки.

Другое грандиозное явление в жизни скворцов приходится на конец лета – начало осени. Это ночлег, носящий массовый характер. Колонии собирающихся на ночёвку скворчиных стай достигают максимума. В такие стаи могут собираться тысячи, даже десятки тысяч и молодых и взрослых скворцов. Ночуют не где попало. В огромных количествах летят к водоёмам, где есть богатые заросли тростника и затопленного кустарника. В моей местности идеальным местом для ночёвок скворцов является большая территория затопленных торфяных полей. С августа по начало октября, плавая в лодке по безграничным торфяным озёрам, с приходом густых вечерних сумерек я неоднократно отмечал стаи, собиравшиеся на торчащих из воды корягах и затопленном кустарнике, окружёнными непроходимыми тростниковыми крепями. В предночной тишине птичий шум не утихает довольно долго. Одновременно со скворцами, на тот же ночлег целенаправленно летят сотни две галок. Предположительно, что и сороки, летящие по вечерам ежедневно в том же направлении, делят ночёвку с указанными птицами. Совсем недавно, в середине октября, когда уже заметно похолодало, возвращаясь в сгущающихся сумерках с торфяников, я заметил как надо мной стремительно пронеслись три волны скворчиных стай. Все они держали курс в направлении традиционного ночлега.

Деревенская баняС середины лета молодые, буроокрашенные скворцы начинают одеваться в зимний наряд. В эту же форму одеваются после летней линьки и взрослые птицы, как только заканчивают сезон размножения. Это уже третий и последний вариант окраски скворцов. Остроконечного беловатого крапа становится ещё больше, он покрывает сплошь всё чёрное перо. Скворцы становятся пёстрыми. Именно в таком наряде мы видим их осенью перед отлётом. Только у молодых, до октября ещё можно видеть их серенькие головы. В таком пёстром виде скворцы проводят зиму. Объединяясь в стаи, в течение конца лета – начала осени скворцы держатся на открытых стациях (полях, лугах, речных поймах), где кормятся червями и разными беспозвоночными. Нередко птиц можно видеть ходящими под ногами пасущегося домашнего скота. Но теперь, в отличие от весны и первой половины лета, скворчиные стаи разнообразят своё меню растительными кормами. Плоды разных деревьев и кустарников – вот любимый осенний корм для этих птиц. Всей своей многочисленной стаей скворцы слетаются на рябину, боярышник, вишню, а на юге – виноград и черешню. Садятся вплотную друг к другу, жадно глотают ягоды, хотя больше роняют, чем съедают, причём на землю за упавшими плодами не спускаются. Ещё А. Н. Формозов, выдающийся советский зоолог в своё время писал о «плачевных» взаимотношениях скворцов с рябиной: «…садятся так кучно, буквально «плечом к плечу», что тонкие её ветви, и без того перегруженные плодами, не выдерживают тяжести, отрываются от скелетных сучьев или ломаются. Вместе с тем при такой тесной посадке скворцы мешают друг другу, им трудно добираться до плодов; начинается возня, беспорядочное перепархивание с места на место, испуганное шараханье при поломке ветвей, и дело кончается тем, что стая улетает, не успев как следует насытиться». Скворец – «дитя» открытых ландшафтов не связан с рябиной так тесно (эволюционно), как, например, дрозд – типичная лесная птица, для которой это плодовое и так же, лесное дерево на протяжении тысяч лет является неотьемлимой частью его обычного биотопа. После пиршества на плодовых деревьях, скворцы, как и свиристели и дрозды поднимаются на вершины высоких тополей и лип, опоры и провода электролиний, где подолгу сидят, шумно перекрикиваются и переваривают съеденное. Такие шумные компании часто можно встретить в городах. Оставляют скворцы после себя и кое-какие следы. Как-то в сентябре, на сырой песчаной дороге, где ходили скворцы, вместе с отпечатками лап мне удалось найти маленькие погадки этих птиц, целиком состоящие из кожицы и семян рябины, а потому имеющие оранжевый цвет.

Отлёт скворцов приходится на начало осени, обычно, октябрь, но может затягиваться вплоть до середины ноября. Одиночные скворцы, в это время встречаются местами. Так, 13 ноября 1991 г. два скворца ходили по оттаявшей почве, кормясь в верхнем её слое. Самая поздняя встреча со скворцом у меня была перед самым Новым годом – 29 декабря (1992 г.). Одиночная особь, ходила по незамерзающему участку земли, где была проложена теплотрасса. Двигаясь, то по мягкой земле, то влажному снегу, скворец постоянно зондировал сырую почву в поисках корма, отчего весь его клюв был запачкан землёй.

Вот уже более двадцати лет я имею уникальную возможность насладиться пребыванием и незабываемым пением скворцов на приусадебном участке моих родителей, что недалеко от города. Два скворечника, которые когда-то давно сколотил мой отец, живы до сих пор. Год за годом он ремонтировал и благоустраивал их. В обоих живут скворцы. А совсем недавно отца не стало. Он не дожил до очередной весны. В память о нём, два скворечника, за последние долгие годы обезображенные временем и непогодой, едва стоящие на согнувшихся слегах, стоят и по сей день. Теперь пришло моё время заниматься ими и каждую весну ждать возвращения скворцов.

Все ссылки на тему "Очерки о животных "